Чем помочь?

07.06.2016
00

 

01

Михаил Сутягинский, 
член генерального совета «Деловой России», председатель совета директоров ГК «Титан»:

«Из мер поддержки стоит назвать прежде всего снижение процентной ставки до 4–5%. Это всем выгодно. В конечном счете это будет способствовать изменению равновесия на товарных рынках и наращиванию доли чистого экспорта, что увеличит поступления в бюджет и  позволит его сбалансировать. 

Актуальной остается такая мера, как налоговые льготы для всех компаний, которые разрабатывают новые производственные проекты или занимаются реконструкцией устаревших производственных площадок. Налоговые льготы на период до полной окупаемости стали бы эффективной мерой поддержки и обязательно придали бы импульс развитию глубокой переработки сырьевых ресурсов и выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью. 

Стоит прибегнуть также к  компенсации затрат на инфраструктуру. Опираясь на собственный опыт, отмечу, что основная проблема при реализации инвестиционных проектов связана с именно с этим. Об этом я говорил на встрече руководителей промышленных предприятий с президентом Владимиром Путиным во время Петербургского международного экономического форума в прошлом году. 
01-2Как только начинаешь инвестировать заемные деньги в инфраструктуру, проект сразу демонстрирует непривлекательные для банка финансовые показатели и попадает в группу риска. Если бы затраты на инфраструктуру и модернизацию компенсировались частному бизнесу за счет будущих налогов и государство позволило бы снизить ставку по НДС, налогу на прибыль, налогу на имущество до 0,01%, то это бы значительно облегчило реализацию задуманных идей. Бизнес в данной ситуации берет риск на себя – бюджет никаких нагрузок на себе не несет. 

Требует внимания также наука. Необходимо поддерживать развитие российских технологий, субсидировать научно-техническую и инновационную деятельность, а затраты на НИОКР, которые несет инициатор проекта, должны приниматься во внимание государством и учитываться в мерах поддержки. Со стороны государства требуется разрешить компаниям часть прибыли – 2–3% – направлять на НИОКР. 
С удовольствием положительно отвечаю на вопрос о возможности закрепления на рынке отечественных компаний. Так, омский завод «Полиом» (предприятие ГК «Титан», СИБУРа и «Газпром нефти») служит убедительным примером этого. Завод выпускает полипропилен высокого качества и за три года своей работы занимает второе место на российском рынке в производстве гомополимеров. Предприятие, таким образом, вносит весомый вклад в процесс импортозамещения, в котором сейчас задействована вся наша промышленность».

 

02

Виктор Керницкий, 
почетный президент Ассоциации производителей и переработчиков полиэтилентерефталата: 

«Сейчас Россия производит 500 тыс. тонн ПЭТ-тары, практически полностью обеспечивая свой рынок. Единственным исключением является район Дальнего Востока, потому что все наши заводы расположены в европейской части станы: перевозить оттуда продукцию дороже, чем купить в Корее или в Китае. В остальном наша индустрия – пример того самого импортозамещения, о котором все говорят. Заводы даже экспортируют продукт, пусть и понемногу, но важен сам факт. При этом у индустрии производства и переработки ПЭТ-тары практически нет преференций, кроме обнуленной пошлины на ввоз терефталевой кислоты, одного из ингредиентов. В России ее производит СИБУР, но объема хватает в основном лишь на его собственные заводы, а другие это сырье импортируют. Мы намерены просить освободить от пошлины импортируемую изофталевую кислоту, также используемую в производстве ПЭТ. 

02-2

В общем-то, ситуация постепенно развивается, потребность в ПЭТ увеличивается в среднем на 4–5% в год. Основной рост потребления – это сектор минеральной воды. Отрасль не суперприбыльна, но самодостаточна. Главное – не мешать. Но, как говорил солдат Швейк, «на фронте все было хорошо, пока не вмешался Генштаб». Вот эта проблема сейчас стоит перед нами в полный рост. Я имею в  виду обсуждаемую, отвергаемую и снова обсуждаемую меру по запрету пива в пластиковой таре. Предполагается, что это будет способствовать деалкоголизации населения. 

Я не социолог, поэтому опровергнуть такое предположение не могу. Но как профильная ассоциация мы считаем этот законопроект дискриминационным. Тогда уж стоит запретить производство и продажу любого алкоголя в таре большого объема: почему 1,75 л водки или двухлитровый пакет вина приемлемы, а полуторалитровая бутылка пива – страшное зло? Производство пивной тары – это почти 20% рынка ПЭТ. Ее запрет серьезно скажется на индустрии переработки и производства полиэтилентерефталата. При обсуждении этой меры иногда заявляют, что, мол, ПЭТ-тара вредна, и это еще один повод запретить пиво в ПЭТ. Здесь я как химик, который 40 лет занимается этим полимером, могу безапелляционно ответить: ерунда. У нас есть заключения Роспотребнадзора и Российского союза химиков об абсолютной безвредности. У производителей ПЭТ-тары в наличии российские и европейские сертификаты. Существует большое количество исследований, проведенных как в у нас, так и за рубежом, полностью подтверждающих безопасность. Качество российской ПЭТ-тары – высочайшего уровня. Никаких вопросов тут быть не может. 

Впрочем, мы видим еще одну перспективу развития нашей индустрии. В России ПЭТ в основном применяют для изготовления тары, но во всем мире его производят в еще больших объемах в виде волокна и нитей. Из них делают полиэфирные ткани, известные также как полиэстер. Если брать и ПЭТ-тару, и полиэстер, в совокупности каждый год производится около 70 млн тонн полиэтилентерефталата – это третий в мире по объемам выпуска полимер. Полиэстер сейчас во многих сферах замещает хлопок. Технологии его производства развиты настолько, что многие виды полиэстера по характеристикам превосходят хлопок – так, он может пропускать воздух не хуже натуральной ткани и при этом быть гораздо прочнее. Полиэстер с шерстью – лучшая костюмная ткань; всем так полюбившиеся немнущиеся рубашки содержат до 10% полиэфира. Хорош он и в смесках с вискозой и льном. Полагаю, эта ветвь развития индустрии также достаточно перспективна».

 

03

Сергей Карайченцев, 
руководитель направления «Мониторинг» аналитической компании «Маркет Репорт»:

«В развитии отечественной переработки полимеров играют роль два ключевых фактора: внутреннее потребление и экспорт готовой продукции. Внутреннее потребление определяется достатком населения и инвестициями в развитие инфраструктуры. Чем выше заработки людей, тем больше они потребляют. Это касается и продуктов питания (упаковка), и строительства нового жилья (трубы, окна, линолеум), и других сфер. В последние два года реальные доходы населения сокращаются, как следствие, мы видим сжатие спроса на полимерную продукцию. Производство труб, кабельно-проводниковой продукции, геомембран, георешеток – все это относится к инфраструктурным проектам. Здесь также наблюдается сокращение, хотя темпы ввода жилого фонда достаточно высоки. 

03-2С экспортом все гораздо сложнее. Многие изделия из полимеров возить на большие расстояния нерентабельно, и здесь никакие методы стимулирования не помогут. Наиболее распространенной в экспорте является пленочная продукция. В данном сегменте одно из основных конкурентных преимуществ – дешевое и качественное сырье. Успешный пример – БОПП-пленки. У российских производителей есть серьезные успехи на этом поприще. В сегменте стретч-пленок экспорт пока не развит из-за слабой сырьевой базы, но в ближайшее время ситуация может измениться – заявлено несколько проектов по производству полиэтилена. Новые мощности позволят предложить российскому переработчику качественное и недорогое сырье, а он уже начнет искать внешние рынки сбыта. Стимулировать экспорт полимерной продукции можно за счет налоговых льгот. К примеру, часть налогов возвращать предприятию при экспорте. Нечто подобное уже есть в Китае. 

Для развития отечественной переработки полимеров хорошим современным решением могут стать технопарки. С точки зрения властей задача проста – предоставить площадку (выделить землю, подвести все инженерные коммуникации) для реализации проектов. Для бизнеса нужны понятные и прогнозируемые правила игры. Недавно правительство выступило с инициативой создания фонда поддержки переработчиков. Предоставлялись льготы для кредитования строительства новых мощностей. Но, как обычно это бывает, взамен переработчику навязывались серьезные социальные условия, что просто перечеркивало все выгоды от льготного кредитования. Да и, собственно, выделена была очень незначительная сумма денег на поддержку».

 

04Кирилл Иванов, 
глава координационного совета РАПЭКС, коммерческий директор компании «Пеноплэкс СПб»: 

«Не отвечу за всю отрасль, скажу с точки зрения рынка полимерных стройматериалов. Во-первых, нужна нормативная база. Нужно принять единый техрегламент Евразийского экономического союза для зданий и сооружений, строительных материалов и изделий, разработать межгосударственные стандарты на строительные материалы, установление обязательных требований к ним. 

Во-вторых, требуется повысить доступность финансовых ресурсов за счет упрощения условий получения кредитов на инновационные проекты, субсидирования процентной ставки по кредитам. 

Наконец, в-третьих, в настоящий момент сформировались условия, при которых критерий стоимости продукции доминирует над критериями качества, долговечности и энергоэффективности. Необходимо сформировать устойчивый прогнозируемый спрос на инновационную продукцию со стороны заказчиков, в том числе за счет установления приоритета при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд, введения обязательных требований по применению современных строительных материалов, обеспечивающих длительный (не менее 20 лет) межремонтный срок эксплуатации при финансировании проектов за счет средств федерального бюджета».

 

05

Геннадий Черевко, 
заместитель коммерческого директора компании «Гелена Химавто»: 

«Я могу говорить на примере нашей компании. Основная наша продукция – охлаждающие жидкости (тосол, антифриз) для автотранспорта. Ситуация на этом рынке сейчас достаточно сложная: на нем продается слишком много контрафакта недобросовестных производителей. Эти товары дешевле качественной продукции за счет нарушения технологии. Так, основной компонент охлаждающей жидкости – моноэтиленгликоль. Для удешевления производства недобросовестные производители используют глицерино-метанольные смеси. Себестоимость ниже, результаты ужасающи – от быстрой коррозии механизма до даже случаев возгорания двигателей. Но кто думает о завтрашнем дне, если видит выгоду сегодня? 

Вот и ответ на вопрос о необходимой поддержке. Наша продукция конкурентна, она требуется каждый день, но, чтобы были перспективы роста и развития, нужно, чтобы рынок регулировался более строго. Так, стоит ввести положение о запрете метанола и глицерина в производстве охлаждающих жидкостей, использование этих ингредиентов должно нести последствия для производителя. Необходима система контроля продаж. Сертификация как инструмент не работает; на нее подают образцы достаточного качества, а в магазинах потом появляется продукция гораздо худшая. Лучше бы действовали контрольные закупки товара в совокупности с ужесточением наказания для недобросовестных производителей. 

Убрать жуликов с рынка – это лучшая преференция, которую государство могло бы предоставить». 

Мария Богородская, 
Валентина Петрова,
Андрей Пугачев
 

 

Источник: НЕФТЕХИМИЯ РФ №2 (34)