Пакетные меры

04.02.2015

Проблема постоянно растущего объема мусора на планете является одной из основных для всех стран. Российское правительство решило бороться с ней с помощью запрета традиционных пластиков в пищевой упаковке и их замены биоразлагаемыми. Однако эксперты опасаются, что рынок наводнит псевдобиопластик, производители которого уже сейчас вводят потребителей в заблуждение.

 

Государственный интерес

Oбщество защиты прав потребителей уже отреагировало – направило в Чертановский районный суд Москвы иск к ООО «Без химии», так как пластиковые пакеты компании с маркировкой ECOWAY не соответствуют заявленным требованиям в виде разложения в течение трех лет. Эксперты считают, что альтернативой запрету традиционных пластиков должны стать сортировка и переработка пластикового мусора.

До конца года Минэкономразвития, Минпромторг и Минприроды должны представить в правительство предложения по внесению изменений в законодательство о закупках для государственных и муниципальных нужд, которые установят требования к упаковке, используемой в сфере общественного питания. В дорожной карте, разработанной министерствами по поручению вице-премьера Аркадия Дворковича, уточняется, что она должна быть способной к утилизации посредством компостирования и биодеградации. В целом план правительства в текущем варианте направлен на поэтапный отказ от традиционных полимеров при производстве пищевой упаковки для розничной торговли и их замену с 2017 года биоразлагаемыми материалами. В октябре Минэкономразвития и Минпромторг вместе с заинтересованными организациями должны представить в правительство доклад о мерах, обеспечивающих отказ от традиционных полимеров в розничной торговле и сфере общественного питания. Также в октябре должны быть внесены изменения в ФЗ «Об отходах производства и потребления» для установления утилизационного сбора в отношении товаров с жизненным циклом менее 1 недели (тары и упаковки из традиционного пластика). Изменения в закон обсуждаются давно. В 2010 году Минприроды разработало предложения по экономическому стимулированию утилизации отходов. В июле 2011 года проект изменений был внесен в Госдуму и в октябре принят в первом чтении. Однако затем документ был фактически похоронен по причине массы претензий от участников рынка и профильных инстанций.

 

Не каждый пластик одинаково полезен

На данный момент существует два основных вида биополимеров. Первый производится из биосырья, второй – из нефтегазового с добавлением биоразлагаемых компонентов. В целом в мире на биопластики первого типа приходится лишь 0,6% полимерной продукции. Основное потребление (более половины мирового) таких пластиков приходится на Европу. Производства сконцентрированы в США и Бразилии, где есть необходимые объемы сырья. В России биоразлагаемые пластики до сих пор не выпускаются. В то же время потребление традиционных полимеров постоянно растет: в 2013 году потребление только пищевой пленки в России более чем в 1,5 раза превышало мировой объем производства полимолочной кислоты (PLA) – основного сырья для биопластиков (520 тыс. тонн против 300 тыс. тонн). Таким образом, для полного замещения традиционного сырья только в сегменте пищевой пленки в РФ необходимо за 5 лет построить более 600 тыс. тонн мощностей по производству PLA. По оценкам мировых экспертов, выпуск биополимеров в 2015 году приблизится к 900 тыс. тонн, а к 2020 году может достигнуть 3 млн тонн, однако пропорция потребления биопластиков и традиционных сохранится. При этом полное и быстрое разложение таких полимеров возможно только с применением специальных компостов, иначе они будут разлагаться как обычные пластики. Второй тип, так называемые псевдобиополимеры, распадается на более мелкие части, которые, в свою очередь, разлагаются так же, как обычный пластик.

В Минэкономразвития уточняют, что предлагаемые изменения в закон касаются только первого типа – биодеградируемых полимеров. Именно ими планируется заменять традиционные пластики. Пока в правительстве не решили, какую часть сегмента пищевой упаковки затронет запрет, но уверяют, что полностью полимеры из нефтехимического сырья запрещены не будут. Как поясняет замдиректора департамента инновационного развития Минэкономразвития Ольга Кочеткова, вопрос до сих пор обсуждается. И речь может пойти либо о конкретных видах пластиков, либо о сфере их применения. Директор по развитию высокотехнологичных активов группы компаний «Ренова» Михаил Лифшиц считает, что биоразлагаемые пластики могут применяться в областях, где есть стабильное потребление и возможность их сбора для утилизации, например, для упаковки еды в самолете. «Особое внимание уделяется финансово-экономическому обоснованию возможного перехода и последствий для различных отраслей экономики: для производителей пищевых продуктов, отрасли общественного питания, области торговли, в том числе сетевой», – отмечают в Минэкономразвития.

 

Биоразлагаемые убытки

При этом нефтехимические компании уже посчитали последствия возможного запрета. Так, инициативы правительства по переходу на биоразлагаемые пластики для пищевой упаковки могут стоить 7–10 млрд руб. прибыли в год. Производителям полиэтилена и полипропилена придется экспортировать продукцию, идущую сейчас на премиальный внутренний рынок, а это потеря 6 млрд руб. операционной прибыли. Экспорт станет единственной альтернативой и для ПЭТФ, отмечают на рынке. Но российские заводы не смогут конкурировать на экспортных рынках, компании будут недополучать порядка 35–40 млрд руб. выручки и около 3 млрд руб. операционной

прибыли в год и, скорее всего, закроются.

В крупнейшем российском нефтехимическом концерне – СИБУРе говорят, что ключевым фактором эффективности проектов по производству биополимеров должны стать рыночные механизмы, устойчивое развитие внутреннего спроса, который, в свою очередь, будет зависеть от наличия долгосрочной государственной политики, предполагающей стабильность регулятивной среды. В то же время рассматриваемые в настоящее время предложения по ограничению использования традиционных полимеров, по сути, поставят на грань выживания целые сферы производства как в нефтехимической отрасли, так и в области переработки. В компании считают, что принятие подобных мер, искусственно ограничивающих применение широко востребованных на внутреннем рынке полимеров, будет противоречить основным направлениям развития нефтехимии России, утвержденным рядом стратегических документов. В частности, это план развития газо- и нефтехимии России до 2030 года, стратегия развития химического и нефтехимического комплекса до 2030 года и т. д.

В мире существующие немногочисленные ограничения носят точечный характер, представляют собой экономические стимулы, а не полный запрет на использование пластиковой тары, и при этом направлены на всю одноразовую упаковку вне зависимости от вида сырья. Такой подход в значительной степени определяется текущим соотношением мирового спроса на пищевую упаковку с одной стороны и реальными возможностями биоиндустрии с другой, подчеркивают в СИБУРе.

При этом перспективы развития мирового и российского рынка биополимеров до 2018–2020 годов до сих пор неочевидны. Эксперты отмечают, что у традиционных полимеров есть ряд преимуществ перед биоматериалами. Так, например, высокая плотность биополимера увеличивает расход материала при переработке на 36% по сравнению с полипропиленом, что в совокупности с высокой рыночной стоимостью заставляет потребителя платить за готовые изделия в разы больше. По оценке рыночных аналитиков, из компании «Ротек», как минимум – в 4 раза. Президент некоммерческого партнерства «Объединение переработчиков пластмасс» Всеволод Абрамов отмечает, что если взять, к примеру, обычные полиэтиленовые пакеты, они имеют толщину, начиная от шести микрон, а материалоемкость их очень низкая. Если начать использовать для этого биополимеры, то получить такие технологические свойства будет невозможно, говорит он. Помимо непосредственной материалоемкости вырастет и стоимость самих материалов, как следствие, потребитель столкнется с увеличением цены на упаковку, что не способствует ни рыночным отношениям, ни быстрому продвижению таких материалов, считает господин Абрамов. К тому же производство биополимеров занимает более длительное время, что требует повышения капитальных и эксплуатационных затрат. Также на рынке отмечают ограниченное количество областей применения по сравнению с традиционными полимерами, в том числе в сегменте упаковки, отсутствие возможности переработки, а также зависимость от особенностей климата и сельского хозяйства. По мнению ряда компаний, экономика проектов на биосырье пока работает только в Бразилии и других странах тропиков и субтропиков.

 

Поддельная экология

Эксперты из Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) также опасаются, что запрет может стать не решением экологических проблем, а дополнительными сложностями для потребителя и возможностями для недобросовестных компаний. Так, по словам главы организации Михаила Аншакова, уже сейчас производители псевдобиоразлагаемой упаковки из пластика массово вводят в заблуждение потребителей, играя на их чувстве экологической ответственности. При этом на самом деле то, что сегодня предлагается под видом биоразлагаемого пластика, по сути, им не является. Кроме того, подобная упаковка способна нанести больший вред окружающей среде, чем упаковка из обычного пластика. Так, полимерные материалы не разлагаются за 1–2 года, как уверяют потребителей, а лишь распадаются на мелкодисперсные частицы, обладающие повышенной миграционной способностью в природной среде. Их сдувает ветром со свалок и полигонов бытовых отходов, смывает сточными водами. Они попадают за пределы мест утилизации, попадают в пищу животным и рыбам и далее в пищевые цепочки. По оценке господина Аншакова, 80–90% из присутствующей на рынке биоразлагаемой упаковки не соответствует своей маркировке, а ее стоимость – в два-три раза выше обычной. По его словам, единственной биоупаковкой в России является бумажный пакет, другой биоупаковки нет.

По его словам, в России создается миф, согласно которому использование упаковки из биоразлагаемого пластика – пакетов, бутылок, контейнеров, посуды – способно решить проблему с образованием и переработкой мусора в стране. С ним согласен господин Абрамов. Он отмечает, что перспективы у биоупаковки из пластика в России есть только при широком внедрении раздельного сбора мусора. При этом недостаточно закрепить эту практику в законе, а требуется обеспечить ее исполнение на всей территории страны. По-настоящему биоразлагаемая упаковка сегодня занимает менее 1% всего мирового рынка и проблему переработки мусора решить не способна. ОЗПП направил в Чертановский суд иск против производителей псевдобиопластика по введению потребителя в заблуждение относительно якобы полного биоразложения этого материала и отсутствия вреда для окружающей среды.

 

Ознакомиться со статьей в формате pdf можно по ссылке.

 

Источник: Нефтехимия РФ №4 (25)