Пластик приказывает долго ждать

08.08.2019

Отдельная глава июльского энергетического бюллетеня Аналитического центра (АЦ) при правительстве посвящена оценке рисков для российской нефтяной отрасли, которые несет международная кампания против загрязнения природной среды отходами в виде одноразовых пластиковых изделий. Основой для оценок стали прошлогодний доклад МЭА «Будущее нефтехимии», глобальный энергопрогноз BP 2019 года и правительственный план развития газо- и нефтехимии до 2030 года.

В МЭА прогнозируют, что продукция нефтехимии обеспечит около 30% спроса на нефть до 2030 года и около 50% — до 2050 года, а потребность в продукции газохимии увеличит спрос на газ на 50 млрд куб. м к 2030 году, что обеспечит 6–7% прироста мирового спроса. Базовый сценарий прогноза BP предполагает заметный рост использования нефти как сырья для нефтехимии — на 7 млн баррелей в сутки (б/с) с 2017 по 2040 год. Это произойдет на фоне ужесточения регулирования пластиков (например, двукратного повышения доли их повторного использования), которое снизит потенциальное потребление на 3 млн б/с к 2040 году. У МЭА рост потребления нефти для нефтехимии достигнет 7 млн б/с лишь к 2050 году, а к 2030 году составит только 3,2 млн б/с. И у МЭА, и у ВР есть более жесткие сценарии регулирования отрасли производства одноразовых пластиковых изделий. Это, в частности, их полный запрет к 2040 году, что снизит потребление нефти по сравнению с базовым сценарием на 2 млн б/с в 2030 году и максимум на 6 млн б/с к 2040 году.

В АЦ отмечают «существенную и растущую роль» нефтегазохимии в России, но предлагают не переоценивать ее масштабы. По оценкам экспертов, с 2010 года требовалось всего 5,5% добываемой в стране нефти и 10,5% попутного нефтяного газа (ПНГ), чтобы обеспечить отрасль сырьем — нафтой и сжиженными углеводородными газами (см. график): «Поскольку производство ПНГ составляет в последние годы лишь 12–13% от общей газодобычи в стране, динамика нефтегазохимии влияет на газовую отрасль в значительно меньшей степени, чем на нефтяную отрасль». И хотя официальный план развития отрасли предполагает рост производства полиэтилена в 5,6 раза, а полипропилена в 2,4 раза к 2030 году по сравнению с 2017-м при росте внутреннего спроса вдвое, темпы роста нефтехимии будут зависеть от реализации десятков крупных инвестпроектов, перспективы некоторых из которых (проект «Роснефти» на Дальнем Востоке и «Газпрома» на Ямале) неопределенны, отмечают в АЦ.

Там также указывают, что ужесточение наднационального регулирования производства и обращения пластиков (которое пока остается декларативным) к 2030 году может сократить потребность в нефти для этих целей в пределах 2 млн б/с, или на 2% мирового потребления нефти относительно базовых сценариев BP и МЭА. «Это соответствует потере около 20% глобального потребления нефтехимической продукции, что станет фактором серьезного повышения давления на российские предприятия на внешних рынках»,— заключают в АЦ, ожидая «проблемы для крупных производственных проектов». Для нефтедобывающих компаний ужесточение регулирования эксперты не видят столь же болезненным: «В глобальном масштабе это эквивалентно действующим ограничениям поставок в рамках соглашения ОПЕК+, только возникновение этого эффекта будет постепенным и придется на тот период, когда рост российской добычи и без того будет маловероятным».

Ссылка на источник https://www.kommersant.ru/doc/4054093?fbclid=IwAR35bCjnk8iQtsPn-BUJrrZx4BMCtkZOMMq3P2dtVmjgOEGXBSUi8XM_-cI